ianata: (Default)
[personal profile] ianata
Продолжаем разговор.

На вокзале я прикидываю, что посадка на поезда через 50 минут, а потом еще до места ехать ровно два часа, и направляю свои стопы в Макдональдс. Заказ первый раз в жизни оформляю через автомат самообслуживания: нужно вставить банковскую карточку, выбрать нужное меню и вуаля: автомат снимает деньги и выплевывает квиток с номером по которому я получу свой заказ. Неторопясь убираю бумажник с карточкой вглубь рюкзака и иду получать заказ: мой номер уже в отчаянии выкрикивают во весь голос. С момента оплаты заказа прошло не больше 30 секунд. Смакуя каждую минуту, ем свой бургер. Запиваю простой водой без газа и, не особо торопясь иду искать платформу на посадку. Мой номер платформы- 11. Там уже в ожидании стоит длинная-предлинная очередь. Встаю в самый конец, но за мной сразу встает много-премного людей. Ровно за 15 минут до отправления начинается посадка: на стойке контроля сканируют наши билеты или распечатки электронных билетов. Теоретически, как я знаю, могут сканировать коды и с экранов смартфонов, мне такое там не довелось увидеть. По лестнице спускаюсь на платформу. Поезд подходит через несколько минут. Нормальный такой сидячий поезд. Без особых изысков (без электророзеток около кресел). Но мне что: ехать-то всего два часа, обойдусь и без розеток. Мне достается одиночное кресло слева. Справа идут сдвоенные кресла. Все бы ничего, но напротив меня садится крепкий кудрявый мужчина. На вид лет пятидесяти. Мы сидим друг напротив друга, с трудом умещая наши ноги. Мы только как-то кивнули друг другу, но по каким-то непонятным признакам я понимаю, что передо мной франкофон. Как только поезд трогается, выясняется, что он совершенно омерзительно постукивает левой ногой в такт колесам. Меня это дико бесит. Но ехать-то два часа. Надо как-то вытерпеть. Отбиваю смс-ку принимающей стороне, что все идет по плану. Принимающая сторона будет ждать меня на платформе. Дальше мне звоните вы. Я отчитываюсь, что все в идеальном порядке и что теперь самое главное - не проехать свою станцию (на которой поезд стоит одну минуту). Вы предлагаете свою помощь - перезвонить мне через час и разбудить. Я с нескрываемым негодованием отказываюсь и мертвецки засыпаю, едва закончив разговор с вами. Просыпаюсь через 40 минут. Весьма окрепшая после сна. Ехать еще около часа. Начинаю что-то чирикать в скетчбуке. Француз меня бесит значительно меньше.

Подъезжаем к какой-то станции. Я даже не присматриваюсь к названию, потому что знаю,что мне внимательно отслеживать свой маршрут нужно начинать минут через 40. Стоим минуту или две и вдруг раздается объявление: по независящим от нас причинам и вплоть до особого уведомления наш поезд остается стоять здесь. По вагону раздается волна возмущения и удивления. Двери всех вагонов открыты и курящие несутся скорее на улицу покурить и заодно выяснить, что произошло. Ненавистный мой спутник выбегает на платформу в числе самых первых. В окно я вижу, что курящие курят весьма, не торопясь , и не спешат вернуться в вагон. Решаю, что пора бы и мне пойти поинтересоваться,что же все-таки произошло. В тамборе у выхода стоит достаточно пожилая сеньора из нашего вагона (когда мы рассаживались, она мне показалась не очень симпатичной). Тут делать нечего: спрашиваю ее, что случилось. Она с готовностью начинает мне объяснять и говорит, говорит, говорит.... Я не понимаю ни единого слова. Прерываю ее, объясняю ей, что я иностранка...

Аааааа, быстро соображает она: тебе надо объяснять все помедленнее? Так я нормально говорю? Орет она мне на ухо (почему-то она решает, что для меня нужно говорить не столько медленнее,сколько ПОГРОМЧЕ...) . В общем, из ее рассказа я понимаю, что где-то там впереди произошло какое-то убийство (я делаю вывод, что на железнодорожных путях) и что там сейчас все кругом оцеплено полицией и наш поезд не может там проехать. Я возвращаюсь на свое место. Срочно пишу одну за другой пару панических смс-ок принимающей стороне. Потом решаю выйти на платформу. После кондиционированной прохлады в вагоне на платформе мне очень жарко. Но там стоят какие-то работники из нашего поезда. Я обращаюсь с вопросом,что все-таки случилось, к одному из них. Он терпеливо и с готовностью объясняет, что где-то там впереди произошло какое-то ЧП. Там все заблокировано и оцеплено полицией и там же проходят manifestaciones (акция протеста). Последнее меня весьма удивляет. Но я делаю скидку на то, что я все-таки не все понимаю из объяснений. Мой собеседник добавляет, что вот поезд,который стоит на соседнем пути, из-за всего этого стоит уже целый час. И когда ситуация как-то разрешится, никто вообще пока не знает. Решаю пройтись вдоль всей платформы, хорошенько размяться. Идея отличная, но очень жарко. Пока я дошла до головного вагона, я вся зажарилась. И покрыть голову особо нечем: все банданы и панама лежат на дне чемодана,который куда-то задвинут чемоданами других пассажиров нашего вагона.

И, кстати, я думаю, ну, вот надо же как не повезло: вот лучше бы я все-таки купила билет на более поздний, трехчасовой поезд: я бы тогда сейчас кисточки в магазине в Барсе рассматривала, а не загорала бы в буквальном смысле слова сейчас вот здесь на платформе (до меня еще не доходит реальное положение дел и как мне на самом деле фантастически повезло, что я еду двеннадцатичасовым поездом...).

На обратном пути к своему вагону встречаюсь взглядом с милой на вид сеньорой лет пятидесяти. Спрашиваю и у нее, что случилось. Она говорит, что случилось не убийство, а самоубийство. Какого-то нелегального эмигранта из Сенегала. Что вроде бы полиция по какой-то причине (то ли с целью обыска, то ли для профилактической беседы) постучалась в дверь квартиры,где он жил, а он, испугавшись, побежал и выпрыгнул в окно. И разбился насмерть (только на следующий день я узнаю, что с 3го этажа). А дальше она рассказывает совсем невероятное: что его соотечественники-сенегальцы (как я понимаю, тоже вполне себе нелегальные иммигранты),узнав про его смерть, дружно собрались, дружно побежали и... в знак протеста перекрыли железную дорогу в том городе. И вот потому-то мы проехать и не можем.

Да, вздыхает моя собеседница. Нелегальная иммиграция - это всегда столько проблем... Слушай, eres italiana? (ты итальянка?) внезапно спрашивает она. Отрицательно мотаю головой. А откуда же ты тогда? Говорю, откуда я. Добавляю, что проблемы, связанные с нелегально понаехавшими, знакомы и нам. Ну, надо же, восклицает она,и так хорошо говоришь по-испански (льстит, конечно, но мне приятно). Мы раскланиваемся и я бреду в свой вагон.

В тамбуре стоит молодая пара, парень и девушка лет двадцати пяти. Спрашивают меня, что случилось. Ох, мамочки родные, как же мне попонятнее пересказать то, что я только что узнала. Как-то я совсем-совсем в этот момент не готова к тренировке косвенной речи...)) Но как-то справилась. Они очень терпеливо меня слушали. Что-то поняли. Очень благодарят за объяснения. Я прохожу в свой вагон и сажусь на свое место.

Принимающая сторона требует написать ей, где я все-таки нахожусь. Тут я понимаю, что действительно надо бы поинтересоваться, где мы стоим. Выясняется, что стоим мы в Таррагоне.

Продолжение следует. Ушла спать.
From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.