14/8/15

ianata: (Default)
На платформе нам объясняют, что мы должны перейти по подземному переходу к зданию вокзала и выйти на улицу, в смысле в город. Там нас ждет автобус. Подземный переход - это очень просто: ступенек 30 с чемоданом вниз и столько же вверх (как же замечательно, что мы тогда купили мне новый пластиковый самсонит: я по крайней мере знаю, что он не развалится). Выходим из здания и вокзала и действительно видим автобус, точнее колонну автобусов, не меньше 10, а скорее всего и больше, просто нам и не видно, сколько автобусов пригнали для нашего спасения)) Первый автобус уже отъезжает. Подходит второй для посадки. У нас проверяют распечатки с билетами и говорят, что да, нам сюда и что мы можем закидывать свои чемоданы в багажное отделение под автобусом и подниматься в салон. Не могу сказать, что вокруг автобуса все спокойно и организованно, скорее даже наоборот: кругом шум, гвалт, суета. Но процесс погрузки как-то идет. Мое личное утомление конечно уже начинает зашкаливать (я ведь за последние сутки спала меньше двух часов урывками) и я почему-то вдруг подумала, что француз мне сейчас уж конечно поможет закинуть мой чемодан под автобус и будет мне счастье. Француз же закидывает свою спортивную сумку в багажное отделение и, не оборачиваясь ко мне, уходит садиться в автобус. Вот ведь гад! И почему я не удивлена?... Чтобы все-таки закинуть свой чемодан, мне сначала приходится сдвинуть еще пару тяжелых чемоданов вглубь багажного отделения, потому что места с этой стороны автобуса уже нет, а обходить автобус и закидывать чемодан с другой стороны у меня уже точно нет сил. Я все-таки впихиваю свой чемодан с этой стороны и иду садиться в автобус. У входа в салон суета, гвалт, некоторая давка. Но я уже поднимаюсь в салон: "мой" француз уже сидит где-то в глубине салона у окошка и с энтузиазмом машет мне рукой: типа, я тебе место занял. Я оглядываю салон и с тоской понимаю, что автобус уже практически полон и что мне разумнее сесть рядом с французом. Сажусь, глаза б мои на него не смотрели.

Он мне радостно улыбается и говорит: спроси водителя, куда нас повезут. С удивлением понимаю, что идея поинтересоваться, куда нас повезут весьма здравая. Водитель автобуса в форменной рубашке уже одит по проходу и считает нас нас по головам. Когда он закончил считать, я его спрашиваю. Отвечает, что мы сейчас поедем в Aldea. Я поскорее отбиваю эту новость принимающей стороне. Мы еще какое-то время стоим: суета вокруг и внутри автобуса продолжается, просто у меня уже нет сил следить за происходящим. Наконец наш автобус начинает отъезжать от вокзала. Сначала едем по узким улочкам города. Так вот ты какая Таррагона (немножко напоминает Валенсию), но вскоре мы уже выезжаем за город, на аутописту (скоростное шоссе). Я не сплю, но кажется дремлю с открытыми глазам. Француз периодически о чем-то спрашивает. Еще когда я ему в поезде рассказывала по-английски, что произошло, он после моего объяснения рассказал, что он из Парижа и спросил, откуда еду я. Я с тоской ждала этого вопроса и знала, что он неизбежен. Услышав мой ответ, он внимательно посмотрел на меня и сказал: Путин! Я из последних сил порылась в голове, в поисках французского слова, чтобы выразить свое отношение к... Je comprend (понимаю), ответил тогда мне француз. На этом наш обмен мнениями по политическим вопросам был окончен. Теперь же в автобусе он мне рассказал, что едет сейчас в Аликанте. Там он отдыхает с семьей, но ему вот пришлось съездить по делам домой в Париж и сейчас он возвращается обратно. Я не то что его внимательно слушаю: ну, говорит и говорит. Вдруг он достает какой-то пакетик и спрашивает: хочешь орешков. Вот ведь гад, устало думаю я и вообще мне же нельзя, а он уже всыпает щедрую горсть мне в руку (это что же, я уже и руку подставить успела?). Кажется, все-таки я его благодарю и начинаю грызть запретные соленые орешки. Впереди на довольно близком расстоянии видно горы. Где-то вдали сбоку видна полоска моря. Тут меня осеняет: слушай, француз, ты же практически местный, у тебя же должен интернет быть в мобильнике, посмотри там по гуглу, где эта ALdea находится. Он грустно вздыхает: интернет у меня есть, но я весь лимит выбрал и теперь он у меня ничего не ищет. Тут я замечаю, что пожилой дядечка-испанец, сидящий передо мной что-то рассматривает в своем смартфоне. Спрашиваю, не знает ли он, долго ли нам еще ехать и что-то еще спрашиваю. Дядечка с готовностью объясняет, что на данный момент нам ехать еще где-то полчаса (в итоге мы ехали на автобусе , кажется, чуть больше часа), но, когда мы приедем, будет самое интересное: мы же едем во втором автобусе, т.е. нам там надо будет дождаться остальных автобусов... Этот день никогда не закончится говорю я французу. А он мне: попить хочешь? Орешки же соленые. Смотри у меня есть для тебя стаканчик и он уже наливает в него для меня воду. Моя собственная вода давно закончилась и я с радостью пью воду француза.

Наконец мы приезжаем к станции Aldea. Выгружаемся. Разбираем багаж. Француз опять первым хватает свою сумку и, не оборачиваясь на меня, отходит. Вытаскиваю чемодан. Идем к станции. Перед станцией стоит внушительная толпа народа. Наверное нас ждут, думаю. Подхожу, интересуюсь: вы типа куда ждете?)))) А толпа мне сообщает, что они ждут автобусов, на которых мы приехали, потому что на них они поедут в Барселону...

И вот только тут до меня доходит, что, если бы я не послушалась и купила бы билет на трехчасовой поезд, то я бы никуда в тот день не уехала бы и застряла бы на непонятное время на вокзале в Барселоне. А так я хоть и с дикими мучениями, но продвигаюсь к месту назначения.

На платформе совершеннейшая неразбериха. Абсолютно некого спросить,куда идти. Остается просто стоять и ждать, когда все-такихоть что-то станет известно. Отбиваю смс-ку принимающей стороне о положении дел.

Наконец кто-то говорит, что там надо идти на путь5 и там нас ждет поезд. Разумеется на путь 5 нам нужно перейти по подземному переходу с традиционными ступенек 30 вниз с чемоданом и ступенек 30 вверх с чемоданом. Рассаживаемся в поезде. Долго-долго сидим. Француз вытаскивает свой мобильник и начинает показывать: вот это мой мальчик. У меня мальчик, и мальчик, и мальчик,со вздохом говорит он. Вот моя жена, она рисует картины, а вообще-то она тоже врач.

Тут в наш вагон вваливаются пожилые сеньоры с огромными чемоданами и начинают причитать, что же нам делать, внизу места для чемоданов уже все занято (нашими чемоданами), а наверх поднять у нас сил не хватит. Я от них отворачиваюсь, потому что я им точно не помощник. И вдруг француз, глядя на все это, говорит мне: а я ведь даже никому помочь с чемоданами не могу: я только что после операции на спине.
Продолжение следует.
ianata: (Default)
Француз рассказывает, что он врач,хирург, абдоминальный хирург. Оперировал тяжелых больных. Тяжелых не в смысле grave (тяжелого состояния),а в смысле obese (больных с ожирением) и надорвался, заработал грыжу и вот ему пришлось делать операцию. После операции он с семьей приехал в Испанию, отдыхать и восстанавливаться после операции. Они уже пробыли там 3 недели, но ему пришлось съездить в Париж туда-обратно,чтобы показаться лечащему врачу. Показывает мне рукописный листочек, на котором черточками показаны схемы упражнений и их количество, которые он должен делать. Вот он там на пляже в Аликанте, куда он собственно сейчас и едет, он эти упражнения и делает,а жена стоит и считает.

У меня в руке снова полная горсть орешков (и когда он только успел их мне подсыпать?). Слушай, а дай мне свой электронный адрес, вдруг говорит он. В этот момент в поезде начинают объявлять, что тем, кто едет в сторону не могу понять чего, следует перейти на платформу номер 1. Никто ничего не понимает, спросить не у кого. Начинается уже привычная суматоха. Выхожу на платформу, без чемодана. Некто в фирменной рубашке с галстуком смотрит на мою распечатку и говорит: да, ваш поезд на платформе 1. Возвращаюсь с "радостной " вестью к французу. Привычно впрягаемся в наш багаж: разумеется на платформу 1 нужно идти по подземному переходу, ступенек 30 с чемоданом вниз, ступенек 30 с чемоданом вверх. Добираемся до платформы 1 - там тоже непонятная суета. Спрашиваем у тамошних людей с форменных рубашках с галстуками, отсюда ли пойдет наш поезд. Часть из них просто не знает, откуда пойдет наш поезд. Несколько человек начинает утверждать, что наш поезд стоит на платформе 3. Подходит еще один человек в форменной рубашке, смотрит мою распечатку: да, вам нужно перейти на платформу 3. Ваш поезд стоит там.
Нужно ли мне упоминать, что путь на платформу 3 лежит через подземный переход: ступенек 30 вниз с чемоданом, ступенек 30 вверх с чемоданом... Лифт теоретически есть, но он крошечный и в него умещается не больше трех человек с чемоданами и очередь к лифту безнадежно длинная. И долгая....

Мы наконец добираемся до поезда на платформе 3. По расположению мест этот поезд немного отличается от первоначального и мы с "моим" французом больше не сидим друг против друга. Я теперь сижу спиной к его креслу. Так болтать уже не очень удобно, но у нас пока получается. Принимающая сторона интересуется, далеко ли мы уже отъехали. Сообщаю, что мы все еще стоим в Алдее.
И тут мне звоните вы и начинаете возмущенно выносить мне мозг, на предмет, почему я вам до сих пор не позвонила. Как будто перед самым моим отъездом мы с вами не проговаривали в миллион пятисотый раз мантру, что в наш век высоких технологий технический сбой может случиться когда угодно и где угодно и по какой угодно причине. И что если я в предполагаемое время не выхожу на связь, значит нужно просто терпеливо и без паники ждать. Как только у меня будет возможность я обязательно выйду на связь (сколько раз я вам это говорила перед отъездом, а?....) К моменту вашего звонка у меня заряд телефона показывает только одно деление и я очень рискую остаться вообще без связи с принимающей стороной. Поэтому приходится абслютно авторитарно закончить с вами разговор.

Тут откудато приходит француз с двумя железными банками кока-колы и двумя стаканчиками в руках. Спрашивает, ты какую будешь? Я вопроса напрочь не понимаю: кока-кола она и в африке кока-кола. Беру банку из его левой руки. С энтузиазмом благодарю его, конечно. Открываю банку и прямо из банки отхлебываю полным ртом (а ведь принес же человек стаканчик!!) и понимаю, что у меня во рту , простите за тавтологию, полный рот пива...

Наклоняюсь к нему: слушай, ты же пиво-то наверняка себе купил, а я просто не поняла, что в той банке пиво...
Ты не любишь пиво? расстроенно спрашивает он. Вот, надо было мне заранее спросить, что ты будешь пить.
Объясняю, что против пива принципиального возражения на данный момент ничего не имею (ну, подумаешь, приеду к принимающей стороне в нетрезвом виде - наверное, после адских треволнений этого бесконечного дня они будут рады меня заполучить в любом сотоянии). Опять сердечно благодарю француза за заботу. Он беззаботно отмахивается. Вдруг мы слышим , что двери вагонов захлопываются. Нет, мы не сразу трогаемся. Сначала мы наблюдаем в окно, как медленно отъезжает поезд, в котором мы первоначально сидели - поезд с платформы 5.

Сидим еще, наверное, минут тридцать.

Наконец, трогается и наш поезд. В вагоне раздаются громкие аплодисменты и восторженные благодарности Богородице. Я спешно пишу принимающей стороне, что мы тронулись. Я уже заранее выяснила, что мне выходить через одну остановку и это примерно будет через полчаса езды от Алдеи.

Я заранее готовлюсь к выходу, прощаюсь со своим спутником, желаю ему сил на оставшийся путь (ему ехать еще три часа. Он обычно-то ездит на машине, сам рулит. А в этот раз было решено, что лучше на поезде, чтобы не утомлять спину....) и выхожу в тамбур.

Объявляют станцию Беникарло (с ударением на последнем О) - Пеньискола. Поезд тормозит. Мне открывают дверь,я выгружаюсь на платформу и через 10 секунд в буквальном смысле слова повисаю на шее встречающей стороны.

Нужно ли мне упоминать, что чтобы выйти в город, нужно перейти к зданию станции по подземному переходу? Лифт есть. Я при полном отсутствии конкурентов спускаюсь вниз на лифте. Мы идем к лифту, чтобы подняться наверх - поднимающий лифт не работает. Ну подумаешь,еще ступенек 30 с чемоданом вверх. Мы выходим на улицу и М. спрашивает на чем поедем: на автобусе или на такси. Такси!, шепчут мои губы. Подходим к стоянке такси, садимся в машину. А ты не помнишь,как называется наша улица? спрашивает М. И уже таксисту говорит: я адреса не помню, но я вам по дороге объясню, где и когда поворачивать.

Но я так рисковать не могу. Лезу в рюкзак и достаю распечатку с адресом. Таксист читает адрес и удовлетворенно кивает. Как ехали не помню абсолютно.

Минут через пятнадцать мы входим в квартиру и меня с видимым облегчением приветствует глава семейства.

Туалет - розетки - интернет!! вместо здрасьте выпаливаю я. Лишь после первоначального удовлетворения первичных жизненных потребностей я в состоянии поздороваться с главой семейства.

Продолжение следует. Ушла на море.

Profile

ianata: (Default)
ianata

September 2016

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18 192021222324
252627282930 
Page generated 25/7/17 08:33

Expand Cut Tags

No cut tags